Его спросили, как он выжил в детстве без мобильных телефонов и компьютеров. Целая эпоха!

Любви всем, кто разделяет эту эпоху и всем, кто, к сожалению, пропустил ее. Я не променяю ее ни на что!

Моя мама резала курицу, рубила яйца на салат и намазывала масло на хлеб на одной и той же разделочной доске с ножом, не обрабатывая их хлоркой, и у нас не было никаких пищевых отравлений.

Наши школьные сандвичи, были завернуты в вощеную бумагу коричневого, бумажного пакета, а не в мини холодильники, но я не могу вспомнить, чтобы кто-нибудь заразился кишечной палочкой.

Мы купались в озере, в речке или вообще в ручье, а не каком-то хлорированном бассейне. Мы все носили кеды, а не кроссовки с подошвой, в которой есть воздушная подушка и встроенные светоотражатели, которые стоят столько же, сколько небольшой автомобиль. И тем не менее мы все росли без каких-либо серьезных телесных повреждений.

У нас был ремень, которым нас воспитывали за плохое поведение в школе. Они называли это дисциплиной, и мы все выросли, почитая и уважая людей, которые старше нас. У нас было 40 с лишним детей в нашем классе, и мы все научились читать и писать.

Все мы читали молитвы в школе и пели гимн, и оставались под присмотром даже после школы. Я думал, что я должен был сделать что-то важное, прежде чем я смогу гордиться собой. Я просто не могу вспомнить, чтобы мне было скучно, хотя у нас не было компьютеров, Плейстейшен, Нинтендо, Икс-бокс, или 270 цифрового телевидения по кабельным каналам. Я не помню, чтобы я скучал. Ах да, и где был Бенадрил и стерилизации комплекта, когда меня укусила пчела? Меня могли убить!

Мы играли в царя горы, на груде щебня, которые оставались на пустующих строительных площадках и, когда мы поранились, мама доставала бутылочку зеленки — она не щиплет, так как йод — обрабатывала рану, а потом мы еще и получали по заднице. А сейчас это повлечет за собой поход к врачу, а после 10-дневного курса антибиотиков, мама позвонит адвокату, чтобы подать в суд на подрядчика за оставленную груду гравия, которая чуть не лишила ее сына жизни.

Ни один человек, которого я знал, никогда не говорил, что он был из неблагополучной семьи. Как мы могли это знать? Мы никогда не нуждались в групповой терапии или курсах по управлению гневом. Очевидно, что мы были так обмануты многими социальными проблемами, что даже не заметили, что вся страна не принимала антидепрессанты. Как же мы могли выжить?

Любви всем, кто разделяет эту эпоху и всем, кто, к сожалению, пропустил ее. Я не променяю ее ни на что!

Реклама
Его спросили, как он выжил в детстве без мобильных телефонов и компьютеров. Целая эпоха!